АФИША - ВЫСТАВКИ


Открытие выставки лауреатов международной премии И. Ю. Репина 2012 года – Кондрашов С., Мамедов К., Ерофеева О., Моргунов И. Презентация выставки состоится 19 июля 2013 года в 16:00 в помещении Харьковского художественного музея, по адресу ул. Совнаркомовская, 11.



Триптих

Окончив отделение монументального искусства Харьковского художественно-промышленного института (Моргунов – в 1974, Ерофеева – в 1977), где оба прошли школу замечательных педагогов: Е.П.Егорова, Л.И.Чернова, Е.И.Быкова, - молодые художники активно включились в творческую жизнь Украины.
Выполненные ими монументальные росписи в технике энкаустики в Днепропетровском горном институте (1979) были позитивно отмечены критикой как работы, обладающие высокой степенью обобщения, динамичностью и эмоциональной наполненностью. Эти характерные черты монументальных работ Ерофеевой и Моргунова, стилистически эволюционируя и совершенствуясь, постепенно набирая все большую глубинную эмоциональность, концентрируя внутреннюю силу энергии, будут преобладающим алгоритмом творчества этих мастеров.
Принадлежащие к поколению «молодых шестидесятников», они в годы своей юности вдохнули, чутко ощутили свежесть дыхания далеких еще перемен, прикоснувшись к новой поэзии, песням Б.Окуджавы, музыке Вивальди, к живописи, стремительно открывающей всё новые и новые горизонты творческого мышления. Ольга и Игорь входили в искусство духовно и творчески раскрепощенными людьми.
Сегодня они утверждают: «Кто хотел быть свободным, тот был им всегда, даже во времена застоя. Главное – понимать себя, следовать своим принципам и упорно осуществлять свою идею».
Они были в числе тех, кто в 1980-х годах гуманизировал официальный пафосно-торжественный характер советского монументального искусства, раскрепощая его возможности, внося лирическую интонацию и некую необязательность жизненных деталей, сокращая дистанцию между «монументально-вечным» объектом и человеческим восприятием.
В росписях Днепропетровского Дома природы (1982), воплотивших философскую концепцию единства человека и природы, ощутима нехарактерная для монументального искусства ностальгия по прекрасной, дарованной Богом земле, на которой люди живут не ради боевых и трудовых подвигов, а ради любви, красоты, счастья.
Художники нашли приемы, чтобы даже в решении административно-регламентированной темы мозаичного панно на станции «Исторический музей» (Харьковский метрополитен, 1984) придать гирлянде славы эмоционально-волнующие формы.
Росписи, выполненные Ерофеевой и Моргуновым в актовом зале Харьковского детского пульманологического Центра (1988-89), заражают своей энергией и жизнеутверждающей силой. Композиции панно исполнены легкого активного движения, в них – чудесный мир детской мечты, фантазии, заполненный цветами, животными, птицами, рыбами. Тонкая нюансировка сдержанного колорита создает атмосферу беззаботного счастья, полета.
В 1994 году художники работали над эскизами мозаик для станции «Госпром» харьковского метро, которые, к сожалению, из-за финансовых проблем не были воплощены в материале. Созданию эскизов предшествовал серьезный поиск образно-пластического решения. Ведь Госпром для Харькова – сооружение знаковое, это один из самых выразительных архитектурных памятников конструктивизма, отразивших романтику периода индустриализации страны. В поисках образа, эквивалентного напряженно-динамичной эпохе художники отказываются от визуализации конкретных сюжетов. Они создают абстрактные кубо-футуристические композиции, исполненные энергии решительных ритмов и цветовых контрастов, которые так выразительно и органично вписывались в культурно-исторический контекст времени строительства Госпрома.
В основе образного решения панно для станции «Ботанический сад» (2003-04) лежит совершенно иная авторская концепция, тематически связанная с расположенным неподалеку прекрасным уголком хранимой людьми природы. В мерцающую монотонность повторяющихся декоративных элементов, покрывающих стены платформы, вправлены обрамленные серебристым мрамором – словно окна в мир природы, - выполненные в технике эмали композиции. В их насыщенности и плотности – роскошная щедрость цветущей флоры, густо населенной невиданными птицами. Изобразительные мотивы, сплавленные между собой единством стилизованных форм, волнующая выразительность словно случайно положенных контуров, сгармонированные колористические акценты составляют в этих панно светлую кристаллически статичную и – одновременно – внутренне подвижную декоративно-орнаментальную систему, созвучную искусству эпохи модерна.
Приступая к работе над любым объектом Ольга и Игорь тщательно подбирают наиболее соответствующую ему технику. Так, создавая панно для наружного убранства храма Иоанна Богослова в Харькове (2008) они вновь обратились к эмали – материалу долговечному, устойчивому к атмосферным воздействиям. Они выполнили двадцать четыре композиции с изображением св.Троицы, Христа, Богоматери, апостолов, евангелистов и святых, воссиявших на украинской земле. Работая над образами сакрального искусства, выработавшего строгие живописные каноны, художники, естественно, сдерживали свои творческие инициативы, хотя в колорите, в характерном формировании пластики ликов, в декоративной выразительности складок облачений святых угадывается их темперамент и авторские приемы.

Помимо упомянутых, на наш взгляд – этапных монументальных проектов Ерофеева и Моргунов выполнили еще ряд работ для других учреждений и частных заказчиков: росписи, витражи, крупномасштабные гобелены и батики.
Работа в области монументального искусства является важным стержнем в жизни этого творческого дуэта. А стремление к более непосредственному выявлению своего индивидуального видения они смогли реализовать в станковых формах живописи и графики, в которых порой ощутимы отдаленные образно-пластические параллели с монументальными работами. Именно станковыми произведениями художники завоевали признание на выставках в городах Польши, США, Германии, Франции, России.
Судьбоносным для Ольги и Игоря явилось их обращение к технике левкаса – технике сложной, кропотливой, к которой обращаются немногие современные мастера. Но именно благодаря владению левкасом художники получили приглашение в Бельгию (1992), где вплотную соприкоснулись с шедеврами фламандского искусства, и на необычайном творческом подъеме выполнили около тридцати левкасов, которые, к сожалению, украинский зритель не увидел. Левкас стал на долгие годы любимой техникой обоих авторов, которые, в стремлении расширить ее изобразительные возможности, изобрели свой авторский красочный состав, допускающий тонкое лессировочное письмо.
В творчестве Ерофеевой на смену ранним экспрессивным («Пикник», 1986; «Похищение», 1989) и карнавально-романтическим образам («Флейтистка», 1990; «У колодца», 1992) приходит идея синтеза абстрактных приемов и фигуративности. Она создает цельное пространства картины, в котором, подчиняясь авторскому художественному чутью, выстраиваются энергичные ритмы контрастных плоскостно-туманных цветовых пятен, вспышек света, скользящего в затаенном полумраке, стремительных линий, пронзающих пространство. С этой условной эмоциональной средой неразрывно связаны сюжетные мотивы и нередко разыгрывается сложная тематическая партитура, в которой тема раскрывается в нескольких мизансценах, порожденных развитым ассоциативным мышлением автора. При этом кажущаяся сюжетная «многословность» оборачивается многозначительной затаенностью, неразглаголенностью мыслей и чувств, побуждающей зрителя к вдумчивому вживанию в образно-пластический строй картины, к волнующему постижению философских, интеллектуальных, эмоциональных ребусов, заложенных автором в ткань произведения («Корабль», 1994; «Мельница», 1996; «Полночный поцелуй», 1997; «Поиск Атлантиды», 1997; «Мираж с кораблем», 1998; «Концерто гроссо», 1999; «Перевоз», 1999).

В последние годы художница много пишет маслом, рисует пастелью. Эти техники дают ей возможность находить новые композиционно-пространственные решения. В зависимости от поставленной образной задачи Ольга легко, словно играючи, меняет манеру и стилистику письма. Она пишет натюрморты, используя четкие цветовые пятна, уверенные, подчас – жесткие мазки, приходя к высокой степени обобщенности форм, приближая их к декоративному звучанию («Натюрморт с арбузом», «Натюрморт с кувшином», «Натюрморт с дыней», «Дачный натюрморт», 2008; «Натюрморт в теплых тонах», 2009).

Она создает многочисленные колористические вариации композиций с преобладанием абстрактных форм, в недрах которых визуализируются фигуративность, достигая во многих работах выразительного образно-пластического единства («Танцы на траве», 1996; «Арка», 1997; «Корабль», «Кафе», 1998; «Репетиция», 2000; «Утренний гам», 2000; «Карнавал», 2001; «Убегающая Эвридика», 2002).
В ее сюжетных композициях («Пикник на берегу моря», «Летнее кафе», «Игра», 2003; «Желтое лето», 2004; «Дачный сезон», «Натюрморт с черешней», 2008) выполненных маслом, ощутима раскрепощенность манеры, свободное движение широкой кисти и мастихина, уверенно обозначающих формы, цветовая гамма высветляется, появляются разнообразные оттенки голубого, охристого, оливкового, порождающих ощущение сияющего пространства, а присущая творчеству Ольги недосказанность наполняется светлыми радостными предчувствиями.

Станковые работы Игоря Моргунова имеют свои выразительные индивидуальные творческие характеристики, отражающие его по-мужски сдержанную натуру, силу духа, упорство и философичность мышления.
Наиболее характерная особенность его художественной манеры кроется в способе рождения формы в пространстве картины. С юных лет Игорь проявлял задатки скульптора. Сегодня его развитое объемно-пространственное видение мира находит свое преломление в живописи и графике. Для него пространство – некая стихия, в которой и из которой материализуется форма. Излюбленным мотивом мастера является обнаженная натура, побуждающая его к созданию одухотворенных форм.
На рубеже 1980х-90х годов в период увлечения экспрессивными приемами, Моргунов пишет энергичными, на первый взгляд, беспорядочными удлиненными мазками («Лесной музыкант», 1990). Его картина «Импрессионистический этюд» (1989) отражает авторскую философию формотворения – в ней воочию в хаосе мазков, подобных поднятой бурей летящей соломе, проявляется, формируется объем прекрасного женского тела сродни тому, как из хаоса слов рождается поэзия, из нагромождения звуков – музыка, из нюансов чувств и настроений – любовь…
В левкасах, - технике, которой Игорь верен по сей день, это чудо рождения формы обретает особый камерный характер, в них, создавая женские образы он достигает ощущения удивительной чистоты и нежности.
Игорь бережно кладет мельчайшие мазки, и эти точечные прикосновения тонкой кисти благодаря оптической диффузии образуют импрессионистически вибрирующую среду, в которой словно из облака, из многоцветного роя проявляются формы словно сотканных из света прекрасных женских тел. При этом художник упорно продолжает разрабатывать в левкасах все новые и новые колористические вариации. Он, подобно ювелиру, доводит, обрабатывает картину, придавая ей эмалевидную поверхность с легкой мелкозернистой фактурой, усиливающей импрессионистические эффекты.
В менее плотных по тону работах маслом художник легко прописывает холст, зачастую оставляя открытой его фактуру, переносит акценты формообразования на выразительность линии, выявляющей пластику формы. В натурных рисунках пастелью его ню более экспрессивны благодаря уверенным энергичным линиям и цветовым плоскостям, решительно проложенным по выступающим объемам всей длинной грифеля.
Женские образы Моргунова исполнены, как правило, ренуаровского жизнелюбия и умиротворенности, но иногда в эту гармонию врывается драматическая метафора разрушения («Кариатиды», 1998). Апокалипсическая тема крушения мира с наибольшей силой решается художником в композициях с лошадьми («Падение Фаэтона», 1996). Он пишет лошадей в активном движении, в сложных ракурсах, в контрастных вспышках света, выхватывающих из полумрака по-барочному мощные живые объемы. Лошади воспринимаются художником не только как красивые сильные животные – они несут в его композициях различные аллегорические смыслы. В одной из своих картин, изобразив лошадь рядом с женщиной («Аллегория», 2005), Игорь символически объединяет две основные составляющие своего искусства: трепетное восхищение извечной красотой и исполненную драматизма борьбу метущегося творческого духа. Этот накал борьбы, метафорически выраженный в мощном движении лошадей, разрывающих сети («Сети», 2000), созвучен самоутверждающим цветаевским строкам: «Сквозь всякие путы, сквозь всякие сети прорвется мое своеволье»… Последующие композиции с лошадьми («Оттепель», «Старое дерево», 2003), освобождаясь от драматических интонаций, обретают динамику свободного движения и оптимизма. Цветовое решение этих картин, исполненных темперой, обычно приглушено, почти монохромно.
Стремление к высветлению колорита, к решению новых технических задач побудило Игоря вплотную заняться масляной живописью. И в этой технике он продолжает активно отрабатывать формообразующие приемы. В большой серии композиций с раковинами фактурным пастозным мазком в то же время деликатно он лепит крупные формы рапан, уподобленных то ли прекрасным цветам, то ли драгоценностям, освещенным мерцающим светом.

Ольга Юрьевна Ерофеева и Игорь Иванович Моргунов – серьезные, требовательные к себе, к своему мастерству состоявшиеся художники. Каждый из них в силу своего темперамента и творческого видения имеет неповторимую индивидуальную манеру. Но, создавая совместно монументальные работы, они успешно дополняют друг друга, добиваясь синтеза форм, единой стилистики и высокого мастерства исполнения.
В их жизни есть еще одна область творчества, где они работают вместе – это педагогическая деятельность. Вот уже около двадцати лет по выходным дням в своей мастерской они, подняв свои работы на антресоли, освобождают место шумным гостям, и мастерская превращается в детскую художественную студию «Азъ», в которой Ольга и Игорь дают уроки творчества. Их школу прошли уже десятки детей. И, повзрослев, они посвящают счастливым дням общения с Ольгой и Игорем слова восхищения и благодарности в своих литературных новеллах:
«…Он и она – отличная пара. Они поразительно дополняют друг друга – такие разные, интересные и необычные.
Сколько всего им удалось подарить нам – своим ученикам! Кроме уроков рисования они дали нам частички себя, своего творчества, моменты счастья, когда у нас получалось что-то красивое, незабываемые мгновения простого общения, которое нам иногда так необходимо»… (Е.Притула «Бабочка, которая любила искусство»).

В такой же творческой атмосфере, царящей и в мастерской и в доме Ольги и Игоря, росла их дочь Алена, которая с детских лет вбирала в себя горячие дискуссии об искусстве, получала первые практические навыки художника. Позже, поступив в Харьковскую государственную академию дизайна и искусств, Алена училась у В.А.Победина, А.Ф.Кузьменко, В.И.Лесняка.
Еще будучи студенткой второго курса факультета графического дизайна, она заявила о себе авторскими плакатами и компьютерной анимацией. Важным, принципиальным аспектом ее работы в этой области является то, что она отдает предпочтение социальному плакату и анимации, в создании которых (в отличие от коммерческих проектов, неизбежно подчиненных вкусам заказчика) Алена имеет полную свободу творческого выражения.
В дизайнерских разработках Алены множество креативных находок, современных смелых нестандартных решений, которым присущи выразительный лаконизм и графическая культура. Участвуя во многих выставках (около сорока), а также в фестивалях и конкурсах, посвященных сложным социальным и экологическим проблемам современного мира, Алена стала обладательницей Гран-при Харьковского горсовета и благотворительного фонда «Червона стрічка» (2005), завоевала третьи места в международных конкурсах студенческих работ (Москва, 2005) и «АнтиСПИД-Украина» (Харьков, 2007), второе место на конкурсе анимации «Демо-90» (Харьков, 2006) и др. Благодаря современному неограниченному информационному пространству работы Алены получили известность за рубежом.
Так же, как и родители, Алена постоянно расширяет круг своих творческих интересов, обращаясь к разным техникам станкового искусства. Ее графическим работам, выполненным пастелью на тонированном картоне, присуще стремление к композиционной цельности листа, изящным пластическим соотношениям линии и цветового пятна, к графической утонченности и изысканной декоративности, создающих ощущение тихого созерцания окружающего мира («Оазис», «Желтые лилии», 2007).
Заслуживают серьезного внимания работы Алены в технике эмали. Получив уроки эмальерного искусства в мастерской известного украинского художника А.А.Бородая, профессионально владея техникой, Алена создала несколько выразительных, эстетически утонченных композиций. Ее эмали богаты фактурными и цветовыми эффектами, в них сочетаются легкая рельефность глушеной смальты с плоскостью проглядывающей медной основы и прозрачностью стекла («Лето», «Птицы», «Экзотическая рыба» (2004), серия «Загадочная жизнь» (2008)).
Активная творческая деятельность Алены Моргуновой, ее работа в разных видах современного искусства были отмечены стипендией Президентского фонда (2005). Сегодня молодая художница является членом двух творческих союзов: художников (с 2008) и дизайнеров (с 2009). Работы Алены, представленные на выставке, воочию свидетельствуют о ее незаурядном творческом потенциале.

Экспозиция выставки «Триптих» представила зрителям искусство замечательной творческой семьи, «не позволяющей душе лениться», для которой по выражению Ольги Ерофеевой «искусство есть предмет душевного влечения». В этой семье каждый – самобытная личность, творчество каждого из них зиждется на глубоких чувствах и интеллекте, философски-мудром оптимизме и увлеченном, неустанном – сквозь все проблемы и переживания – стремлении к гармонии, являющей собой красоту жизни.

Валентина Мызгина,
директор Харьковского художественного музея,
заслуженный работник культуры Украины



декабрь
2009 года